Каспийская пятерка очертила статус Каспия

Рамочная конвенция о правовом статусе Каспийского моря, принятая лидерами пяти прикаспийских стран, создает основу для создания линий разграничения дна и недр по договоренности двух сторон на основе международного права, а основная площадь водной поверхности признается морем и останется в общем пользовании сторон.

По сути, на саммите в Казахстане стороны условились считать дно "морем", а толщу воды – "озером. Однако, конвенция не содержит конкретных данных. Документ вступит в силу с момента его ратификации странами-участницами и носит бессрочный характер.

Однако, конвенция о статусе Каспия не решила главный вопрос о разделении недр. Отказ от признания Каспия озером позволяет не принимать его деление полностью на части, как это было возможным, если бы "море".

Конвенция, принятая 12 августа в казахстанском Актау лидерами России, Азербайджана, Ирана, Казахстана и Туркменистана запрещает также присутствие на Каспии вооруженных сил стран, которые не относятся к указанному региону, сообщает DW https://www.dw.com/ru/каспийская-пятерка-договорилась-о-статусе-каспия/a-45051560

Таким образом, документ определяет пять прикаспийских стран ответственными за поддержание безопасности в бассейне и управление его ресурсами. Указанное положение актуально в свете того, что, по данным источников, в каспийских портах Казахстана Актау и Курык (включает мультимодальный транспортный хаб – паромный комплекс порта Курык) возможно размещение военных баз США.

Положение конвенции на деле блокирует попытки НАТО и КНР усилить связи с каспийскими странами. Задача -препятствовать военной политике США в отношении богатого нефтью и газом региона. Сейчас российский флот фактически получает контроль над морем.

Наряду с этим, конвенция устанавливает только наиболее общие принципы размежевания, а конкретные линии секторов и границы территориальных вод должны определяться дополнительными договоренностями между соседними странами.

Президент Ирана Иран Хасан Роухани в воскресение при подписании соглашения по Каспию, сказал следующее: «Разграничительные линии тех зон, где каждое прикаспийское государство будет иметь преимущественное право в той или иной сфере, еще предстоит четко определить, при участии и согласованной позиции всех пяти стран. Безусловно, в отношении разграничительных линий в подписанной Конвенции (о правовом статусе Каспия) оговорены некоторые самые общие моменты, в частности, в одном из параграфов сказано, что условия, которые сложились в прибрежных зонах ряда государств, должны быть оговорены специальными постановлениями. Особые условия прибрежных зон Каспия здесь упомянуты не случайно, поскольку данный вопрос очень важен для всех нас. Но в то же время о разграничениях в подписанной Конвенции говорится туманно, и об этом предстоит подписать отдельное соглашение».

По словам президента Хосана Роухани, «переговоры в области разграничения… должны быть продолжены». С целью достижения взаимопонимания по вопросам определения способов начертания и обозначения исходных линий при разделе дна и недр водоема, стороны пяти стран должны разработать отдельные соглашения.

Согласно подписанной конвенции, передает немецкий ресурс, протяженность территориальных вод каждой из стран-подписантов не должна превышать 15 морских миль, прилегающей к ним рыболовной зоны - 10 миль.

Каждая страна-участница определяет квоты на вылов рыбы. Внешняя граница территориальных вод будет считаться государственной границей.

В связи с необходимостью достижения договоренностей о точных границах секторов, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов предложил запустить механизм пятисторонних регулярных консультаций под эгидой глав внешнеполитических ведомств.

Напомним, Иран с его небольшой береговой линией, длительное время не соглашался на секторальное деление по принципу "моря". При морском делении, напоминает ВВС, ему доставался минимальный участок – лишь более 10%, самый глубоководный. А в озере он мог рассчитывать на пятую часть - 20%.

До сих пор неурегулированный статус Каспия был преградой для строительства подводного транскаспийского газопровода из Туркмении в Азербайджан, который позволил бы этим странам поставлять до 100 млрд кубометров газа в год на европейский рынок, ключевой для российского "Газпрома". Это составляет около четверти импорта ЕС, https://www.bbc.com/russian/features-45156199

Туркменский газ выйдет на европейские рынки через Азербайджан и Турцию. Между тем, неясно, чем пожертвовала и что в экономическом плане выиграла Москва, которая годами противодействовала строительству такого газопровода.

Между тем, реализацию указанного выше проекта тормозит не только статус водоема, а и конкуренция за газ со стороны КНР и сложности с технологиями и финансированием. Важно, что документ закрепляет транзит нефти и газа и интересы сторон в вопросе геологоразведки на Каспии.

Как подчеркивают британские СМИ, Москва дала согласие на раздел Каспия для того, чтобы улучшить связи с Ираном и увеличить уровень сотрудничества с центральноазиатскими соседями в контексте попыток США и КНР существенно усилить присутствие в регионе.

Показательно, что примерно 80% объема экспорта каспийских нефти и газа поступает в страны-члены НАТО, а азербайджанская нефть по своповым схемам поставлялась также в США. При этом Азербайджан является краеугольным камнем, для какой бы то ни было спонсируемой США стратегии на Кавказе, http://www.proza.ru/2012/09/22/1489/, где прогнозируется развитие событий.

С 2000 года Каспийский регион и Средняя Азия были включены в зону ответственности войск США в Индийском океане и на Аравийском полуострове. Напомним, в 1995 году в США был разработан план военной операции «Шторм над Каспием», который предусматривал американские и натовские десанты в тех районах Каспийского бассейна, где возникнет угроза добыче и/или транспортировке нефти и газа на экспорт. Это, наряду с жестко конкурирующими газопроводами из региона, вызовет дополнительные трения между странами-подписантами.

В свете изложенного, невзирая на подписание документа пятью президентами, даже такую общую конвенцию затруднительно считать абсолютным успехом, поскольку очевиден тот факт, что все еще остаются нерешенными серьезные вопросы, особенно с учетом позиции Тегерана.

Наряду с этим, следует подчеркнуть, что одно из достоинств рамочной конвенции - то, что он не дает внерегиональным странам права использовать бассейн, акваторию для военного и иного судоходства и запрещает им создавать здесь морские военные базы.

Подтвержденные ныне и вероятные резервы под дном моря оцениваются приблизительно в 50 миллиардов баррелей нефти и почти 9 триллионов кубометров природного газа.

About the Author

Vladimir Ivanovich Matveyev (Matveev) is a political science analyst, expert on geo-politics and geo-energy studies. A graduate from Kiev State University and Asia-Africa Institute at Moscow State University, with a doctorate from Central European University in Budapest, he is the author of over 100 published scientific papers and books and more than 3000 printed and online publications focusing on a wide range of topics including international and interfaith relations, current policy analysis of former Soviet Union (FSU) states, Israel, global arms trade, global financial markets, analysis of oligarchic clans and systems etc. V. Matveev, in his books, predicted important events in political and economical life in the world.

Leave a Comment