ГЛАВА VII книги В.И. Матвеева «Милитаризация и диджитализация мира и космоса» (Киев, 2020) «Обострение борьбы за поставки газа в Европу: глобальные игроки и тренды»

Вашингтон и партнеры стремятся противопоставить Турецкому потоку-2 и Северному потоку-2 поставки американского СПГ и газа партнеров, в том числе, путем прокладки противоречивого израильско-американского трубопровода EastMed (Eastern Mediterranean Pipeline Projeсt) и поставок СПГ США и партнеров.

Из-за противодействия США, некоторых стран ЕС газопровод Северный поток-2 выбился из графика из-за санкций США и приостановлен недостроенным, а Турецкий поток, пропускную способность которого Анкара сократила наполовину, президенты Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган ввели в строй в первой декаде января 2020 года в усеченном виде.

Запущена одна нитка, предназначенная для снабжения турецких клиентов, которые требуют скидки. Другая, для поставок в страны ЕС, будет не до конца загруженной еще месяцы, так как в Болгарии затянулось строительство ее основного продолжения. Энергетическая война за газовый рынок Европы разгорается.

С 1 января 2020 года Болгария начала получать российский газ через Турецкий поток, а не через Украину. К концу мая 2020 года планируется достроить 308-километровый участок газопровода от болгарского села Польски-Сеновец к границе Сербии. Но в Венгрию такой газ попадет не ранее чем через два года.

Характерно, что США оставляют и усиливают свой контингент в Ираке и районе Персидского Залива, куда Пентагон дополнительно к 7,5 отправит еще 3 тысячи военнослужащих.

Глубинная причина – подписание Анкарой и правительством Ливии соглашения о разграничении исключительных экономических зон в Средиземном море, что позволит Турции проводить разведку подводных месторождений нефти и газа.

Израиль, Кипр, Греция и Египет активно противодействуют соглашению Турции с признанным ООН правительством Ливии, определяющему «морские границы» между двумя странами Средиземного моря, а Анкара считает, что Греция и Кипр стремятся ограничить ее узкими территориальными водами, а новые границы позволят Турции проводить разведку подводных месторождений нефти и газа.

Конфликт интересов EastMed с интересами Турции и РФ в борьбе за передел газового рынка Европы и шире приведет еще к целому комплексу конфликтов в 2020-2022 гг. Многослойная ситуация усложняется еще и тем, что Анкара считает Ливию частью своей сферы влияния в восточном Средиземноморье и важным экономическим партнером в Африке.

Однако израильское соглашение не скреплено подписью Италии. В частности, еще в мае премьер-министр Италии Джузеппе Конте выступил против проекта газопровода Poseidon – морской части газопровода ITGI (Interconnector Turkey – Greece – Italy) по дну Иоанического моря – который разрабатывался для соединения газотранспортных систем Греции и Италии. Протяженность его около 800 километров, мощность – порядка 8–10 млрд кубометров.

Участниками IGI Poseidon SA являются итальянская Edison и греческая DEPA. У «Газпрома» есть соглашение с этими компаниями по участию в проекте.

В любом случае, поиск и разработка газовых месторождений в Восточном Средиземноморье оставляет больше вопросов, так как имеются огромные поставки природного российского газа в Европу по разным магистральным трубопроводам и поставки Катара в контексте неувеличения потребления.

Главным итогом саммита по урегулированию в Ливии, который прошел 19 января 2020 года в Берлине, стало то, что его участники согласились прекратить военную поддержку сторон конфликта в Ливии. Понижая градус вероятности развития дальнейших вооруженных столкновений в Ливии, стороны придали новый импульс энергетической войне.

Согласно данным миссии ООН по оказанию поддержке Ливии (UNSMIL) продолжаются поставки вооружёний в Ливию, невзирая на достигнутое в Берлине 19 января согласие о прекращении подобных поставок.

Между тем, в январе стало известно об отправке Турцией своих военных в Ливию в рамках соглашения с правительством этой страны.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пообещал тогда, что Анкара продолжит использовать все доступные средства для нормализации ситуации в Ливии. «Отныне более не будет законным искать нефть или строить трубопровод между ливийскими и турецкими берегами без получения на то разрешения от Ливии и Турции», заявил Эрдоган.

Между тем в берлинском итоговом документе нет конкретных положений о недопустимости закрытия нефтяных месторождения и закрытии терминалов в портах Ливии, 19 января в Ливии было закрыто крупнейшее нефтяное месторождение Эш-Шарара др. и блокированы терминалы в пяти основных портах Ливии.

Порты на востоке Ливии прекратили отгрузку нефти, что может существенно ударить по ее экономике, вдвое сократив весь ливийский экспорт нефти, сообщили 18 января представители Ливийской национальной армии. Согласно СМИ, приказ о закрытии портов отдал командующий ЛНА генерал Халифа Хафтар, передает https://www.reuters.com/article/us-libya-oil/eastern-libya-halts-more-than-half-the-countrys-oil-output-idUSKBN1ZG2B5

Между тем, Ливия становится новым полем сражения между Турцией и РФ и одним из вероятных очагов локальной войны в 2020 году.  Проблемы между Турцией, Ливаном и Израилем, Грецией – не улажены. Анкара ввела  свою военную технику и военный контингент на северо-запад Сирии.

Затем, согласно сообщениям, правительственные войска установили контроль над большей частью провинции Алеппо. Наступление сирийских войск при поддержке Москвы в провинции Идлиб привело к эскалации конфликта с Анкарой. Ситуация может разрушить хрупкое соглашение между Анкарой и Москвой.

Из-за столкновения интересов Анкары и Москвы в Сирии и несоблюдения астанинских соглашений по Сирии, повлекшим за собой боевые действия в Идлибе, с 1 декабря 2019 года более полумиллиона жителей сирийской провинции Идлиб бежали из зоны боевых действий.

В этом контексте затиснутая в тисках Турция может зажечь фитиль войны от Идлиба до Кавказа. Давним пунктом разогрева ситуации может также стать стимулирование нагорно-карабахского конфликта в более широкую прокси-войну и дальнейший разогрев Средней Азии.

Не исключается вероятность начала открытых столкновений между внешними игроками в Ближневосточном регионе.

Обострение борьбы в Сирии и регионе усиливается, так как силы, контролирующие север и запад сирийской территории (включая Дамаск, Идлиб, Алеппо и побережье Латакии), обретает контроль и над транзитными путями Ближнего Востока, а также над морскими коммуникациями южного Средиземноморья и Черноморского бассейна.

В этом контексте Греция нарастила военные связи с США из-за неурегулированности споров между соседями по  морским границам, воздушному пространству и  правам на бурение нефти и газа в восточном Средиземноморье. Так, Греция подписала соглашение с Lockheed Martin, которое предоставит ей возможность модернизировать ее истребители F-16 в контексте обострения отношений с Турцией, сообщает https://www.defenseworld.net/news/26081/Lockheed_To_Upgrade_Hellenic_Air_Force_F_16_Jets_for__280M#.Xgk0045R0dU

Рентабельность вызывает больше вопросов, чем риски безопасности прокладки и потенциальной доставки газа по планируемому газопроводу. При нынешних ценах на газ, не окупятся ни газопровод, ни добыча. Российско-китайское соглашение о строительстве трубопровода Сила Сибири привело к падению цен на газ на 25% в 2019 году, передает британская Al Quds.

Согласно опубликованным предварительным расчетам, трубопровод EastMed сможет удовлетворить порядка 10% потребностей Европы в природном газе, в противовес поставкам российского природного газа.

Тренд: поставки российского газа в Европу оказывают, и будут оказывать существенное влияние на разведку и разработку месторождений природного газа в Восточном Средиземноморье, где стоимость добычи газа высока.

Газпром, подписав соглашение с украинской стороной, получает, как минимум на пять лет испытанный канал для поставок крупных объемов на свой наиболее рентабельный рынок - рынок ЕС, по заранее оговоренной транзитной цене, которая не будет меняться.

Тренд: Указанные выше причины приводят к падению стоимости газа на биржах Европы зимой 2019-2020 года в пределах $ 140, https://eadaily.com/ru/news/2019/12/24/izrail-greciya-i-kipr-napugayut-turciyu-nerentabelnym-gazoprovodom тогда как себестоимость добычи газа на месторождении «Левиафан» компания Noble оценивала в $ 160.

Наряду с изложенным, США вводят в строй наибольшее количество новых терминалов СПГ, которые увеличивают переизбыток газа и на мировом рынке. Поставки американского СПГ в страны ЕС (а также Украину) возросли в 2019 году (цены на СПГ – падают).

Конкуренция за источники и пути поставок газа в Европу происходит при обострении ситуаций в Черном, Азовском и Средиземном морях, активизации борьбы за порты, терминалы приемки газа, СПГ в Греции, Италии и Румынии между США, КНР, РФ, Турцией, Израилем и другими, второстепенными игроками.

Информация об авторе

Vladimir Ivanovich Matveyev (Matveev) is a political science analyst, expert on geo-politics and geo-energy studies. A graduate from Kiev State University and Asia-Africa Institute at Moscow State University, with a doctorate from Central European University in Budapest, he is the author of over 100 published scientific papers and books and more than 3000 printed and online publications focusing on a wide range of topics including international and interfaith relations, current policy analysis of former Soviet Union (FSU) states, Israel, global arms trade, global financial markets, analysis of oligarchic clans and systems etc. V. Matveev, in his books, predicted important events in political and economical life in the world.

Оставить комментарий