Переговоры Трампа с Ким Чен Ыном в Ханое завершились прогнозируемым провалом

Президент Трамп и председатель Госсовета КНДР Ким Чен Ын прогнозировано не достигли никаких конкретных договоренностей на встрече во Вьетнаме по вопросу денуклеаризации, подтвердив «большой разрыв» между государствами.

«По сути, они хотели, чтобы санкции были сняты полностью, но мы не могли этого сделать», заявил в четверг президент США Дональд Трамп журналистам после переговоров в Ханое, завершившихся раньше запланированного. По его словам, КНДР настаивала на полном снятии санкций, в обмен на демонтаж крупнейшего северокорейского ядерного научно-исследовательского центра в Йонбене. Это не устраивало делегацию США.

Позднее глава МИД КНДР Ри Йонг Хо заявил, что Пхеньян требовал от Вашингтона "частичного", а не полного снятия санкций, в то время как северокорейская сторона выступила с "реалистичным предложением" и согласилась демонтировать ядерный реактор в Йонбёне в обмен на смягчение санкционного режима. Но, делегация США потребовали выполнить "еще одно условие", не озвученное официально сторонами.

Ключевая цель Пхеньяна - ослабление альянса США и Южной Кореи в контексте требований выведения с полуострова военных США. В Южной Корее дислоцировано 28 500 американских солдат «для сдерживания военной угрозы».

Показательно, что встреча завершилась на несколько часов раньше запланированного времени без обнародования совместного заявления и без совместного обеда лидеров.

Step by Step в области разоружения, контроля над вооружениями и ослабления напряженности, скорее принесли бы куда более результатов, чем недостаточно подготовленная для публичного пространства встреча Трампа с лидером КНДР. Переговорщики США и КНДР не выработали общие принципы соглашения заранее.

К провалу переговоров в Ханое также привели разные взгляды и подходы к разрешению вопроса со стороны лидера госдепартамента США Майка Помпео и помощника президента США по национальной безопасности Джона Болтона. Майк Помпео сказал, что «мы не пришли к чему-то, что в итоге имеет смысл для Соединенных Штатов».

Очевидно, что при сложившейся в мире и регионе обстановке цели сторон принципиально отличаются, а формат возможных в отдаленном будущем переговоров может быть эффективен лишь с привлечение других глобальных и заинтересованных региональных игроков.

Судя по всему, под давлением Конгресса США и вероятными последствиями для Трампа лично доклада генпрокурора Мюллера, Дональд Трамп – в поиске «дипломатических» дивидендов для отвлечения внимания от предстоящих постоянных судебных разбирательств вокруг его фигуры и нависающей угрозы импичмента.

Как я писал 13 июня 2018 года после первой встречи лидеров двух стран в Сингапуре, о результатах встречи можно будет судить лишь после того, будут ли договоренности двух лидеров подтверждены реальными фактами по прошествии определенного срока, чего ощутимо сделано не было, невзирая на реляции.

«Переговорный процесс существенно затянется, а в условиях торговой войны США с Китаем, не стоит ожидать полного ядерного разоружения Пхеньяна». Северная Корея имеет на вооружении от 10 до 20 ядерных боеголовок, https://v-matveev.org/po-itogam-vstrechi-liderov-ssha-i-kndr-ili-cyplyat-po-oseni-schitayut/. Тогда писал В.И. Матвеев, - «даже наметок на план действий и хронологию не было представлено».

Принципиально важным является тот факт, что вооруженные силы США в Корее выполняют важную роль «медиатора» между Китаем и Японией. Сокращение контингента США в Южной Корее несомненно ослабляет альянс США и Южной Кореи, а также новая ситуация повлияет на баланс сил в регионе.

Япония – сторонник Вашингтона в регионе, выступает за отмену любых послаблений для КНДР, до тех пор, пока Пхеньян не отдаст ядерное оружие. При этом японская сторона будет продолжать настаивать на возвращении своих похищенных граждан.

После двух встреч остается абсолютно неясным, каким образом США намерены поддерживать боеготовность размещенных на Корейском полуострове вооруженных сил при дефиците бюджета США и огромном госдолге, перевалившим за 22 трлн. долларов США. В связи с этим, Япония настаивает на необходимости проведения совместных учений с США в регионе и развивает больше торговых связей с Австралией и сателлитами в регионе, включая вооружения, http://www.defenseworld.net/news/24348/Google_3D_Maps_Service_Exposes_Taiwanese_Patriot_Missile_Defense_Base

Напомним, наибольшее внимание после визита японского премьера Абэ в Австралию уделяется морской технике и вооружению, а также взаимной подготовке военнослужащих.

Госсекретарь США Помпео заявил 1 марта, что любое нападение на филиппинские авианосцы и корабли в Южно-Китайском море повлечет за собой ответные действия со стороны США, которые связаны с Филиппинами соглашением о взаимной обороне.

Южная Корея под мощным принуждением Вашингтона пока согласилась резко увеличить свой взнос за пребывание солдат Пентагона на ее территории. Новый «предварительный» договор сроком на один год предусматривает увеличение южнокорейских ассигнований в 2019 году на 8,2%, при до 1,04 млрд вон (816 млн евро). В этом контексте разногласия между Сеулом и Вашингтоном – усиливаются, http://www.defenseworld.net/news/24357/South_Korean_KF_16_Twin_seater_Fighter_Crashes_into_West_Sea__Pilots_Safe

Вашингтон стремится использовать Корею как третью сторону для сдерживания и КНР, и КНДР, однако экономика Южной Кореи взаимосвязана также с КНР, а КНДР также имеет свои интересы с КНР и РФ. К тому же КНР – крупный торговый партнер Австралии.

Ранее Япония, США и Австралия договорились вместе продвигать развитие инвестирования в различные инфраструктурные проекты в Индо-Тихоокеанском регионе с целью сдерживания КНР в регионе и шире.

About the Author

Vladimir Ivanovich Matveyev (Matveev) is a political science analyst, expert on geo-politics and geo-energy studies. A graduate from Kiev State University and Asia-Africa Institute at Moscow State University, with a doctorate from Central European University in Budapest, he is the author of over 100 published scientific papers and books and more than 3000 printed and online publications focusing on a wide range of topics including international and interfaith relations, current policy analysis of former Soviet Union (FSU) states, Israel, global arms trade, global financial markets, analysis of oligarchic clans and systems etc. V. Matveev, in his books, predicted important events in political and economical life in the world.

Leave a Comment