Швейцария обсуждает пути регулирования уровня бюджетной задолженности в условиях затухания глобальной экономики и диджитализации

«Долговой тормоз» обеспечивал Швейцарии весьма невысокий уровень бюджетной задолженности, но затухание экономики, простимулированное эпидемией неугасающего коронавируса, нанесла по этому механизму мощный удар. Накануне 2021 года остро дискутируются роль и порядок функционирования «долгового тормоза» в контексте становления новейшего мирового порядка с экономикой на диджитальной основе.

В 2020 году Ковид-19 с рядом других причин «сожгли» 80 миллиардов франков. Однако, реакции правительств и центральных банков, которые в значительное мере, благодаря монетарной политике смягчили удар пандемии.

Введенный в Швейцарии в действие в 2003 году долговой тормоз требует от бюджетов всех трех уровней федерализма, чтобы в течение экономического цикла их общие расходы не превышали их совокупных доходов. Основное, чтобы в конечном итоге «баланс» был позитивным, напоминает швейцарский ресурс https://www.swissinfo.ch/rus/oeffentliche-finanzen_коронавирус-и-швейцарский-бюджетный-долг/46228878?utm_campaign=top&utm_medium=email&utm_source=newsletter&utm_content=o

Кризис нанес по данному механизму существенный удар и вызвал дискуссии о необходимости и возможности корректировок порядка его функционирования. В частности, стоит ли смягчить правила «долгового тормоза» с целью избежать необходимости реализовывать в ближайшие после завершения пандемии годы жесткие программы бюджетной экономии.

Более того, кризис в контексте эпидемии вирусов стал причиной дебатов о целесообразности правила «трать не больше, чем зарабатываешь» и о финансовом будущем Швейцарии в целом.

По мнению Бернара Даффлона, экс-профессора Кафедры государственных и муниципальных финансов Университета Фрибура, эпидемия заставит и парламент, и Федеральный совет (правительство) Швейцарии переосмыслить базовые идеи, лежащие в основе механизма долгового тормоза и создать в стране Компенсационный фонд. Он добавляет, что это не означает отказа или ослабления механизма долгового тормоза, недооценивая при этом угрозу дальнейшего распространения штаммов вирусов, наблюдаемую со второй половины декабря 2020 года.

А Седрик Тилль, профессор экономики Женевского института международных исследований и развития (IHEID), полагая, что долговой тормоз является эффективным инструментом даже во время кризиса, испытывает озадаченность, как могут развиваться события в ближайшие годы.

При этом Тиль делает опрометчивый вывод о том, что с 2022 года снова наступит рост экономики и доля процентных долгов в процентном отношении к ВВП – снизится.

Резюме заключается в том, что Федеральное правительство должно будет решить, поддерживать ли ему наиболее пострадавшие отрасли экономики или, наоборот, допустить волне банкротств охватить Швейцарию и привести ее в состояние глубокой рецессии. Федеральный совет (Кабмин) еще не принял решение как поступить в данной ситуации оптимально.

Важно понять логику, которая стоит за разумной политикой ограничения задолженностей, которая вращается вокруг необходимого в определенной исторической ситуации первичного профицита в бюджете.

Как бы там ни было, кризис напоминает компаниям и частным лицам о важности экономии средств, а госдолги, с другой стороны, - ценные малорисковые активы для инвесторов.

В этом контексте важно, что Центральный банк Швейцарии (SNB) завершил апробацию диджитальной версии швейцарского франка, который может быть пригоден для осуществления операций на цифровой фондовой бирже. Швейцария издает законы, «комфортные» для «диджитальных валют», новых платежных инструментов на этапе перехода к новому технологическому укладу.

Как сообщает швейцарское издание https://www.swissinfo.ch/rus/швейцарский-цб-тестирует-электронный-франк/46203494?utm_campaign=top&utm_medium=email&utm_source=newsletter&utm_content=o, швейцарский SNB создал и протестировал «цифровую валюту центрального банка» (central bank digital currency, CBDC), которая может использоваться для расчётов по операциям с ценными бумагами.

Швейцарская компания SIX Group, которая управляет основной фондовой биржей Конфедерации, хочет, чтобы ЦБ Швейцарии выпустил CBDC для новой швейцарской цифровой биржи SDX, работающей на базе технологии DLT (https://sdx.com).

Как я отмечал ранее, реформа швейцарского законодательства делает крипто-бизнес респектабельным видом финансовых услуг и швейцарский ЦБ намерен реализовать идею издания цифрового аналога швейцарского франка, доступ к которому будут иметь физические лица.

СПРАВКА:

  1. Согласно данным Федерального финансового управления, по итогам 2020 года бюджетный брутто-долг, вырастет в Швейцарии на 8,7 млрд швейцарских франков до в целом 105,6 млрд.
  2. Наряду с изложенным, в 2020 году на фоне коронавируса и карантинов наблюдается ТРЕНД резкого роста объемов активов клиентов десятков скрытных и сдержанных швейцарских частных банков, таких как  Lombard Odier, передает швейцарский ресурс https://www.swissinfo.ch/eng/pandemic-makes-billionaires---and-their-advisers---richer/46120432

Напомним, банк Lombard Odier управляет принадлежащими миллионерам и миллиардерам из самых разных стран мира активами на сумму в 287 миллиардов франков. Еще в феврале 2020 года он начал советовать своим клиентам делать ставки на рыночную панику.

.

About the Author

Vladimir Ivanovich Matveyev (Matveev) is a political science analyst, expert on geo-politics and geo-energy studies. A graduate from Kiev State University and Asia-Africa Institute at Moscow State University, with a doctorate from Central European University in Budapest, he is the author of over 100 published scientific papers and books and more than 3000 printed and online publications focusing on a wide range of topics including international and interfaith relations, current policy analysis of former Soviet Union (FSU) states, Israel, global arms trade, global financial markets, analysis of oligarchic clans and systems etc. V. Matveev, in his books, predicted important events in political and economical life in the world.

Leave a Comment